Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги

Перегонщики мёртвых оленей :: 27-09-2004 (Стройбатыч)

2 июня´05 8:38 Просмотров: 184 Комментариев: 0
После непритязательного, но дружного ужина прапорщик Марич вычленил из общей массы сытой солдатни четверых с ёблами поисполнительней (в число которых угораздил и Вода, хотя еблу всячески пытался придать такое выражение, чтобы у начальства и мысли не могло возникнуть поручить ему что либо(нечто среднее между вялотекущей дебиловатостью и скучающим похуизмом)), озаглавил эту группу сонным сержантом Хачипетовым из старослужащих и сказал, что рядом с тропинкой, по которой синяк конченый товарищ капитан Покорский ежедневно ходит с бодуна в часть и бухой до неприличия обратно домой, с прошлого года была кем-то навалена омерзительная куча из полусгнивших кусков оленьих шкур, внутренностей, бошек, копыт и тэ дэ . Вся эта хрень начала жутко вонять, и солдатам было приказано < Убрать эту пиздорвань к ебеням собачьим . Подходящие ебеня обнаружились неподалёку, за заброшенной пожарной частью. Там, по мнению деда Хачипетова (а молодые бойцы поспешили с этим согласиться) куча могла спокойно догнивать, подкармливая небрезгливых бродячих ебенячих собак. О том, что бы прикасаться к поганым останкам чистой рукой советского солдата не могло быть и речи, потому что куча выглядела так плохо, что даже если бы её полностью обдристать жидким старческим стулом - она бы не стала выглядеть хуже, а даже наоборот - стала бы выглядеть лучше. Плюс воняла при этом самым невозможным образом. Выход усилиями молодых бойцов нашелся: в одном из помещений, покинутых огнеборцами, нашлись два гнутых пожарных багра и несколько просроченных противогазов. Вода и Саша Икотников, выбранные кивком равнодушного к чужой судьбе сержанта, послушно натянули на тыквы средства индивидуальной защиты, глянули друг на друга сквозь пыльные стёкла, и, обречённо качнув хоботами, подступили к злосчастной куче.
Несмело подцепив кусок отвратно раскисшей с полувылезшей шерстью шкуры, Вода растревожил сонмище раскормленных мясных мух, которые, низко гудя, начали роиться над падалью, но дальше стало ещё хуже. Шкура сползла, и завернулась исподом наружу, обнажив сочную начинку: тысячи нежно-кремовых, белёсым жемчугом переливающихся на солнце опарышей, тесно обсадивших давно протухшее мясо, шевелящихся и, подобно болельщикам на стадионе, пуская хаотичные волны ... < Вым-вы - вымолвил сквозь серую резину впечатлительный рядовой Икотников- < Мыв-вым - и, выронив багор, схватился обеими руками сначала за хобот, потом за горло, попытавшись удержать неудержимое. Осознав, что рвущиеся вверх волны вот-вот прорвутся, Саша снова ухватился за хобот, неумело пытаясь сорвать проклятый противогаз, но было уже поздно. Сквозь стёкла своего противогаза Вода зачарованно смотрел, как разнеженная икотниковским желудком овсянка с хлебом толчком поднялась выше уровня Сашиных обречённых глаз,скрыв их и размазавшись изнутри по стёклам и потекла из под резины по шее, демонстрируя вполне сохранившиеся овсяные зёрнышки, и кусочки хлеба, размером с раскисшую кириешку. Когда Икотников всё-же сорвал с себя опостылевшую резину, ставшую подлой ловушкой, и окружающим открылась на фоне кучи протухшего мяса еще и глупая обблёванная Сашина морда с кашей на ресницах и бровях, рядового Капустянского тоже спонтанно вытошнило частично на штанину деду Хачипетову, за что был немедленно трижды бит в фанеру* (и ночью стирал), частично на землю.
Пока ребята перетаскивали мертвечину, бледный, как хворый альбинос рядовой Александр Анатольевич Икотников сидел неподалёку на старых деревянных ящиках и приблизительно раз в полминуты звучно оправдывал свою фамилию. Невооружённым глазом было видно, что ему максимально хуёво, и, скорее всего, он станет вегетарианцем. Тут дед Хачипетов, поставив ногу в укороченном доталого сапоге на ящик, спросил Сашу (наверное, что бы отвлечь от тошнотворных мыслей) : < Слышь, дух, а ты рыбалку любишь? Ну разве скажешь грозе батальона < Нет ? < Так точно, товарищ сержант! ослабшим голосом отчеканил Икотников, и его подёрнутые тоской о бездарно проёбанном ужине глаза оживились. < А ты знаешь , спросил дед, < что на опарыша карась заебись берёт? . Надо ли говорить, что если бы Саше ещё было, чем блевать, то он бы всенепременно выблевал всё, а так он лишь встал в позицию стартующего пловца, и начал через широко распахнутый рот соединяться с землёй прозрачными нитями глубинных слюней, а бессердечный старослужащий глумливо захохотал.
Ночью Икотникову снился чукча в мокром противогазе, который, сидя на оленьей туше с правой рукой в очке оной, хитро спрашивал голосом трезвого капитана Покорского < Слышь, душара, ты охоту любишь? . < Нет! Нет! хотел закричать Саша, но по закону сна вышло < Очень, очень люблю! . < Ну, тогда ... и чукча, прикрыв глаза, медленно вытащил руку из жопы животного, и в ней, к вящему ужасу Икотникова, что-то копошилось.
Всю ночь он жалобно стонал, пока ему не приснилась МАМА, а служить ему оставалось ещё четыреста семдесят четыре дня.

* фанера -(армейск.)-грудная клетка молодого солдата спереди
Пожаловаться
Комментариев (0)
Реклама
Реклама