Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги
fert_animusЛента заметок группы: Философия Сердца и Ума

Умное чаепитие (Н.Карпицкий)

3 марта´08 1:26 Просмотров: 535 Комментариев: 5
Алисе вдруг жутко захотелось чихнуть, и она раскрыла рот. Мартовский Заяц был удивлен столь неожиданным ее действием и наклонился вперед, в результате чего Мышь-Соня целиком оказалась под ним. “Бедная Соня”, -снова подумала Алиса, а Мартовский Заяц при этом разлил чай Болванщика.

-Чай жок! Чай жок! Маган чай керек! – раздался голос последнего.

Алиса подумала, что это случилось по ее вине, и даже передумала чихать, предварительно поинтересовавшись, что значат эти слова.

-Он говорит, что у него нет больше чая, а он ему так нужен... – пояснил Мартовский Заяц.

Алиса подумала, что надо всем пересесть на одно место, и тогда напротив Болванщика снова окажется чашка чая.

-Мы уже пересаживались, – возразил Мартовский Заяц.

-Если сейчас все время шесть часов, то мы не пересаживались, а пересаживаемся, – возразил Болванщик, что неожиданно убедило всех передвинуться на одно место, в результате чего напротив Болванщика оказался чай, а под ним – Мышь-Соня.

-Кант жок! Маган Кант керек! – обиженно произнес Болванщик, а Мартовский Заяц перевел:

-Он говорит, что у него нет сахара, а он ему так нужен...

Алиса передвинула Болванщику солонку сахара и подумала: “Значит на его языке сахар – это Кант”, – и увидела, что тоже самое подумал сахар: “Значит на его языке я – Кант”.

По прежнему оставалось шесть часов, и все пили чай. “Странно – все время шесть часов!” – подумала Алиса и сказала об этом вслух.

-Парадокс! Парадокс!, – закричал Болванщик, – Время никуда не идет.

А сахар, будучи Кантом, при этом заявил:

-Время не есть эмпирическое понятие, отвлекаемое от какого-либо опыта. Только при условии, что оно априорно, можно представить, что мы существуем в одно и то же время – вместе, или в различное время – последовательно.

-Но мы все время вместе, а не последовательно, потому как все время шесть часов, – обиженно произнес Болванщик.

-Время – априорная форма разума, без критики которого нельзя понять, почему сейчас шесть часов, – поступило разъяснение из сахарницы.

-Не надо критиковать время, оно может обидеться, – пробормотала Мышь-Соня.

-Оно и так на нас обиделось, – возразил Мартовский Заяц.

-Априорные формы то, что оформляет наши чувства, – продолжал объяснять Кант.

-И какие же? – недоверчиво Буркнул Болванщик. Произошла небольшая заминка, затем из сахарницы залпом раздалось:

-Хотение, настроение, уверенность, упрямство, капризность, смешливость. Они накладываются на наши чувства и оформляют их в виде конкретных опытных представлений. Без них ничего нельзя было бы разобрать. Но все это – формы думания того, что увидишь, а форма ожидания того, как увидишь – время.

Алиса подумала и вспомнила, что пол-часа назад наложила априорную улыбку на Чеширского Кота, и высказала свою таблицу априорных категорий:

-Улыбка Чеширского Кота, дырка от бублика и собачье терпение.

-Но априорные категории должны быть обязательными для всех, – выразил сомнение Кант.

-Если я сейчас вас всех сплю, то они и есть обязательные, – возразила Алиса, но вдруг, как бы заметив несуразность, спросила, – Но как же так – вы – и Кант, и сахар?

-Чудаковатость, – пояснил Кант, – трансцендентальный синтез шизоидизированных представлений.

-А по-моему, вы просто заснули в сахар, – предположила Алиса.

-В сновидении трансцендентальное единство апперцепции размножается, -продолжалось наставление из сахарницы, – что есть шизоидизация представлений и распад их на несколько временных линий. Вот ты, Алиса, например, где была полчаса назад?

-Разговаривала с Чеширским Котом.

-А по-моему, полчаса назад ты читала прогноз погоды по радио.

Алиса сосредоточилась и вспомнила, что действительно полчаса назад по радио читала прогноз погоды. Слова на листочке, с которого она читала, превращались в вагоны паровозика, а их стук был стуком тарелок, которые сейчас стоят на столе. Обратив в связи с этим внимание на стол, Алиса отвлеклась от того, что происходило с ней в другой событийной линии.

-Итак, законы времени таковы: прошлое определяется моим настроением, а настроение – априорная форма созерцания прошлого, – продолжал объяснять Кант.

-Почему же настроение меняется, если это априорная форма? – выразила Алиса недоумение.

-Оно не меняется, просто у тебя есть несколько априорных форм, вот ты и выбираешь, какая тебе больше нравится, а вот у Мартовского Зайца все время одно настроение, потому у него прошлое не меняется.

-И настоящее тоже, – жалобно добавил Мартовский Заяц.

“Еще бы, – подумала Алиса, – ведь он такой грустный!”

В этот момент у Алисы снова изменилось настроение, и Чеширский Кот , с которым она разговаривала полчаса назад превратился в школьного учителя. Вместо указки он почему-то держал в руках вязанку сушек. “Наверное потому, что он очень любит сушки, даже больше, чем указывать”, – предположила Алиса.

-А еще, поскольку созерцания шизоидизируются, то и время разветвляется. Чудаковатые суждения синтетичны, и синтезируют они странные представления. Вот, например, перед тобой чайник, так ведь? -обратил внимание голос из сахарницы на стоящий рядом с ним предмет.

Алиса согласилась.

-Поздоровайся с ним.

-Здравствуйте, чайник, – раздельно произнесла Алиса.

-Здравствуйте, Алиса, – раздельно произнес чайник, который, как оказалось, был вовсе не чайник, а бабушка Мартовского Зайца. “Чудаковато”, – подумала Алиса.

-Постоянство настроения есть постоянство момента, – торжественно заявил Болванщик, и добавил более робко, – особенно, когда все время шесть часов.

-Настроение может растягивать и сжимать время, а если оно совсем не движется, то значит, выступает не в форме настроения, а в форме упрямства, – терпеливо объяснял Кант.

-Потому что оно на нас обиделось, – подытожил Болванщик.

-Оно очень обидчивое, – спросонья пробормотала Мышь-Соня.

-Обидчивость – это эмоции, а эмоции, Алиса, бывают внушающие уверенность и гипотетические, – рассуждал Кант, – Первые – это априорные формы того, что мы созерцаем, а последние – это все остальные. Вот ты, Алиса, боишься сейчас чего-нибудь?

-Нет, не боюсь.

-А ты забойся.

Алиса забоялась, и перед ними возник Бармоглот, до смерти перепугавший Мартовского Зайца. Но Алисе показалось, что Бармоглот не настоящий, и она спросила:

-А что является источником того, что мы видим?

-То что мы видим, – встрял Болванщик.

-То что мы видим – это оформление созерцания в соответствии с априорными формами, – возразил Кант.

-Ну тогда, то что мы не видим, – догадался Болванщик.

-То есть вещи сами по себе, – разъяснил Кант.

-А что это за вещи-сами-по-себе? – спросила Алиса.

-То, что мы сейчас не можем воспринять.

-Но я все могу воспринять, – растеряно произнесла Алиса.

-Но ты же сейчас спишь? – спросил Кант.

-Сплю.

-Та, которую ты сейчас видишь во сне, не может дышать, ибо снящееся тело вообще не дышит, но тем не менее мы все дышим, хотя и не воспринимаем этого, иначе бы задохнулись. Значит, наше дыхание – и есть непознаваемая вещь-в-себе, которая служит источником всех наших представлений, оформляемых в соответствии с априорными настроениями.

Тут Алиса заметила, что действительно не дышит. “Может, я уже задохнулась”, – подумала она и сосредоточилась на поиске своего дыхания, а когда почувствовала его, то обнаружила и дышащее тело, которое спало. Алиса открыла его глаза, и сна, а также Канта, Мартовского Зайца, Мыши-Сони и Болванщика рядом больше не было. При этом Алиса обнаружила, что сама является Иммануилом Кантом.


Группа: Философия Сердца и Ума
Пожаловаться
Комментариев (5)
Отсортировать по дате Вниз
DerEiner    05.03.2008, 01:27
Оценка:  0
DerEiner
Эх..Права купил, ездить не купил (с) :02:
fert_animus    05.03.2008, 01:27
Оценка:  0
fert_animus
эх...)
МЪ    03.03.2008, 22:27
Оценка:  0
МЪ
Что ж. в каждой шутке лишь доля шутки... :06:
МЪ    03.03.2008, 11:51
Оценка:  0
МЪ
Философы шутят :06: :62:
fert_animus    03.03.2008, 11:51
Оценка:  0
fert_animus
возможно, что и так)
Реклама