Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги
DerianЛента заметок группы: Клуб любителей фантастических рассказов

Антонов Валерий «Подарок»

24 ноября´08 10:30 Просмотров: 265 Комментариев: 1
Старичок был худ и мал ростом, едва ли полтора метра. Неподдающиеся классификации, грязные потрепанные штаны с одинаковым успехом можно было назвать, как брюками, так и джинсами. Засаленный пиджак, надетый поверх спортивной майки, дополнял гардероб бездомного.









Завершающим штрихом туалета являлась матерчатая котомка, висящая на тощем плече.



Он сгорбившись, стоял под деревом. Ну стоит и стоит. Мало ли бомжей мыкается по улицам современных Российских городов. Но этот бедолага от своей касты отличался разительно. Мало того, что без пальто, так еще и босиком. Летом еще, куда бы ни шло, так не июль на дворе, а декабрь. Холодный ветер косо несет огромные снежинки, искрящиеся под желтым светом уличных фонарей, ни под каким деревом не спрячешься. Еще час, полтора и наступит глубокая морозная ночь.



Проходящие мимо, еще не совсем потерявшие совесть, люди, кинув на беднягу быстрый взгляд, тут же стыдливо отводили глаза в сторону. У большинства же эта картина вообще никаких эмоций не вызывала, кроме законченных отморозков, те ржать начинали и шуточки плоские отпускать.



Что же, так и замерзнет старичок? А вот и нет. Есть еще в стране ЛЮДИ, мало того, что есть, их много. Вполне возможно, что кого-либо из них занесет провидение на эту улицу. Главное, чтобы не поздно было. Так и произошло. В этот раз провидение выбрало Семена Михайловича Быстрицкого. Уж он-то мимо замерзающего дедушки пройти точно не мог, работа у него такая, сирым и убогим помогать - председатель общественной благотворительной организации.



- Что же Вы стоите тут, дедушка? Замерзнете ведь. Ноги, не дай Бог, отморозите. Вон те, кому ночевать негде, хоть на вокзалах от непогоды прячутся. Шли бы туда.



Семен хотел продолжить свою речь далее, выдав более подробную инструкцию по выживанию в зимних условиях для лиц без определенного места жительства, но тут сообразил - чего учить, помочь человеку надо. У жены на днях папа скончался, однокомнатная квартира стоит пустая. Сдавать ее Семен ни малейшего желания не имеет, был уже печальный опыт, никаких денег не надо, а вместе с ними и сопутствующих проблем.



Он решительно достал из кармана дубленки телефон, вызвал такси и стал ждать, разглядывая старичка. Невыразительное лицо жертвы непогоды было опущено вниз. За все время, пока Семен пытался наставить беднягу на путь истинный, тот ни разу не поднял головы. Но когда неожиданный спаситель, достав телефон, связался с диспетчерской службой такси, дедок, с интересом взглянул на него неожиданно большими лучистыми голубыми глазами. Этот чистый взгляд младенца настолько поразил Семена, что он на мгновение забыл обо всем. Не стало вокруг вечерней зимней улицы с несущимися в лицо снежинками. Исчезли прохожие и проезжающие мимо автомобили.



Остались только огромные глаза, смотрящие Семену прямо в душу.



Тряхнув головой, он выплыл из наваждения.



- Устал видно, очень уж напряженной была неделя, - решил он.



Разом навалилась куча дел. Отчеты перед спонсорами, два семинара, на которые срочно надо было направить людей. Приобретение необходимой, как воздух оргтехники, которая должна была облегчить дальнейшую жизнь организации, наконец-то стало реальным, а то все бумаги приходится печатать по старинке, используя пишущую машинку. Нашлись добродетели, выделили требуемую сумму. И вдобавок ко всему этому букету еще и налоговая грозными посланиями атакует. 'Мы ждем представителя вашей организации в кабинете номер, к двадцать пятому числу сего месяца', вот только письмо, почему-то доставили только двадцать девятого. Всегда у них так. Маши потом кулаками после драки.



- Елки палки, двадцать девятое, новый год через два дня. С этим кружевом из календаря напрочь выпал.



От грустных дум отвлекло подкатившее такси, старичок в машину сел без уговоров, видимо рад был хоть немного согреться. Всю дорогу до дома Семена он продолжал молчать. Молчал и Семен, задумавшись о том, как поступить дальше. Расплатившись с водителем, пассажиры пошли к подъезду девятиэтажного дома. Шофер собрался уже было отъехать, но тут взгляд его упал на ноги странного старичка. Сбросив газ, он провожал глазами интересную пару до тех пор, пока та не скрылись за дверьми. Хмыкнув, водитель надавил на педаль и отправился на охоту за новыми клиентами.



Войдя в квартиру, Семен первым делом попытался завязать разговор со своим новогодним приключением. Тот до этой минуты ни слова не проронил. Не немой ли?



- Вот мы и добрались, дедушка. Давайте знакомиться, меня зовут Семен.



- Мое имя Гедеон, - мягким басом, неожиданным для такого тщедушного телосложения, ответил дедок, спасибо тебе, добрый человек, Семен. Спас ты меня. Я же тут никого и нечего не знаю.



Семен, не подав вида, что удивлен странным именем гостя, предложил тому принять горячую ванну, пообещав, подобрать одежду и обувь из запасов, оставшихся в наследство от прежнего хозяина.



- Хоть и не новая, но зато добротная и теплая. А то Вы, уважаемый Гедеон, как-то совсем не по сезону одеты.



- Спасибо тебе еще раз. Доброта твоя, Семен, границ не имеет.



И вновь Быстрицкий почувствовал, что начинает тонуть в синих глазах Гедеона. Как и в первый раз, наваждение продолжалось короткое мгновение, но в этот раз его окутала теплота и непонятно откуда пришедшее ощущение умиротворения.



- Да ладно, дедушка, не вгоняйте меня в краску. Я же не кандидат в депутаты перед телекамерами. Вы ведь меня тоже не бросили бы замерзать, поменяй нас местами?



- А я об этом и говорю. Добрый ты и в других людей веришь.



Пока Гедеон блаженствовал в ванной, Семен приготовил ужин из оставшихся в холодильнике запасов, сел в кресло и включил телевизор. Но мельтешащие на экране персонажи очередного боевика, перемежающиеся опротивевшей рекламой, не могли отвлечь внимания от неожиданной встречи на улице. Как поступить дальше? Не выгонять же беднягу опять на мороз, хоть и в теплых обновках с тестева плеча. Пусть поживет некоторое время, да и за квартирой кому присмотреть будет. По настоящему ценных вещей в доме нет, так что ничем Семен не рискует. А вот если труба какая потечет, то получит он от присутствия жильца прямую выгоду. А главное, дело доброе сотворит, душу себе согреет.



Когда отмывшийся от многодневной грязи, с тщательно расчесанными на прямой пробор седыми волосами, Гедеон вышел из ванной, Семен отвел его на кухню. Там за импровизированным ужином он и предложил старичку пожить в квартире, в качестве сторожа.



Маленький Гедеон хитро взглянул на благодетеля, встал из-за стола и низко ему поклонился.



- Ну что Вы, право, перестаньте, а то мне как-то не по себе становится. Я же вон даже выгоду с этого имею, квартира под присмотром будет.



Говоря это, Семен не лукавил, хотя приятная волна вновь обдала его теплотой. Глядя на старика, он понимал, что все его слова ничего не меняют. Создавалось впечатление, что человек, стоящий перед ним, несмотря на свои маленькие габариты, видит Семена насквозь, используя при этом какое-то доброе поле.



- Ладно, Вы тут располагайтесь, а мне уже идти надо. Немного продуктов в холодильнике есть, завтра еще принесу. Наша организация выделит, - сообщил он, словно оправдываясь, - отдыхайте, смотрите телевизор. Утром встретимся.



Все время по пути домой, Семен анализировал свои ощущения от знакомства с Гедеоном.



То, что никаких неприятностей от старичка не ожидается, в этом он был твердо уверен. На того достаточно было лишь раз взглянуть, чтобы это почувствовать. Имея аналитический склад ума, за сорок лет своей жизни Быстрицкий научился разбираться в людях. Спать он лег умиротворенным. Еще посмотреть надо, кто больше выиграл от его поступка, сам он или маленький старичок со странным именем. Приятно делать добрые дела, если они идут от души, а не по принуждению, или в качестве рекламы. Уж чего-чего, а рекламы из устроенного деду новогоднего чуда Семен не собирался делать никакой. Все, что произошло, останется только между ним и Гедеоном.



На следующее утро он, нагруженный пакетами с едой, позвонил в дверь квартиры тестя.



Старик на звонок не отозвался. Обеспокоенный Семен открыл дверь своим ключом, вошел и осмотрел жилище. Гедеона не было, на столе лежал лист белой бумаги, на которой стоял небольшой, не более пяти сантиметров, пестрый цветной кубик, грани которого переливались мягким светом, будто освещаемые невидимым проектором.



Отодвинув кубик в сторону, Семен взял записку и, поднеся поближе к глазам, прочитал: 'Большое спасибо тебе за приют и одежду, Семен. Мне пора уходить. Извини, что не попрощался лично. Прими в благодарность за доброту подарок. Эта вещь только в хороших руках может оказаться полезной, остальным же, кроме проблем и злости, ничего дать не может, хотя всем предлагает одно и то же. У тебя могут возникнуть трудности с решением. Поступай, как знаешь, я в тебя верю. Если дело окажется не по силам, не отчаивайся, выход есть всегда'.



Присев на диван, Семен несколько раз перечитал послание и внимательно взглянул на излучающий цветомузыку подарок. Как это может быть? Ну, пусть высказывание о том, что эта штука чего-то там всем предлагает, метафора. Но, чтобы одним прибыль, а другим с того же самого только проблемы, это уж заумь полнейшая. Хотя как посмотреть. Мне-то помочь деду в радость было, а кому-то чихать на беду стариковскую. Заставь такого под страхом смерти человеку помочь, так проклянет и тебя и весь свет белый, со всеми благотворительными организациями вместе взятыми. Семен вспомнил прыгающих от радости иракцев после сообщения о гибели американских 'Близнецов'. Да, не может что-то само по себе быть радостным или печальным, все зависит от отношения к этому чему-то конкретного человека.



Семен подошел к столу и внимательно осмотрел кубик со всех сторон. Красивая вещица, но, судя по словам Гедеона, тут не в красоте дело. Он осторожно взял подарок в руки и всмотрелся в переливы цвета. Сияние стало намного мягче, раздался щелчок и верхняя плоскость плавно открылась - кубик оказался коробочкой. Внутри клубилось маленькое белое облачко. Семен с опаской поставил шкатулку на стол. Облачко медленно поплыло вверх.



Поднявшись сантиметров на тридцать, оно начало расти, в то же время становясь все тоньше и тоньше. Затем, успокоившись, образовавшаяся матовая плоскость замерла и на ней проявилась яркая бегущая строка. Обыкновенные русские буквы сообщали невероятное, штуковина в состоянии выполнить желание владельца, но, к сожалению, только одно и не всякое. Для уточнения условий предлагалось задавать вопросы.



Пораженный Семен, почувствовав слабость в ногах, опустился на стул. Плоскость слегка изменила угол, так, чтобы он по-прежнему мог хорошо видеть текст.



Вот это да. Ай да дед Гедеон. Все совершенные накануне благодеяния показались Быстрицкому мелочью. Оказалось, что благодетель-то не он, а старик. Это же расскажи кому такое, не поверят. И не в чудо-шкатулку не поверят, а в то, что, владея такой ценностью, возможно не использовать ее для собственной выгоды, особенно стоя босиком на холодном снегу.



Немного успокоившись, Семен решил выяснить условия. Вопросы, на которые шкатулка при помощи бегущей строки исправно отвечала, он задавал минут тридцать. Перспектива вырисовывалась не простая. То, что шкатулка в состоянии выполнить всего лишь одно желание, было понятно сразу, но оказалось, что и запрос на исполнение можно сделать только один. А так, как не всякое желание может быть исполнено, то можно остаться вообще не с чем. По каким критериям определяется вероятность выполнения заказа, Семен выяснить так и не смог. Единственное, что он сообразил, это то, что подарок старика сам будет решать, откликнуться на просьбу нового владельца или нет.



Суетливостью мышления Семен не страдал, поэтому закрыл шкатулку, положил ее в карман и отправился в офис своей общины. Там, усевшись за рабочий стол, он предался мечтам о том, какие горизонты перед ним открывает подарок Гедеона. Мысль о том, что шкатулка может оказаться просто нелепой шуткой, он отмел в сторону сразу. Почему-то в реальность обещаний кубика он поверил без раздумий.



Время неторопливо текло. Семен сидел, полностью погрузившись в свои мысли, не обращая внимания на волонтеров, которые, расположившись рядом с ним, установив на соседнем столе весы, фасовали по пакетам сахар, сверяясь со списками зарегистрированных малоимущих и пенсионеров.



Чем дольше Семен размышлял, тем яснее для него становилось то, что оказался он в ситуации непростой. Непростой, это еще слабо сказано, тут покруче выражения требуются. Чего бы проще, исполнитель желания в кармане, заказывай и получай конечный результат. Вот-вот, именно, что результат, который может быть и отрицательным, исполнение заказа может и вовсе не состояться. Тут хорошо думать надо, прежде чем пытаться что-либо сделать.



Он решил рассуждать логически. Для этого он написал примерный алгоритм оценки запроса, будь он сам исполнителем. Из первого общения со шкатулкой Семен вынес, что глобальные желания, типа счастье или здоровье для всех и им подобные, в разряд разумных не входят из-за неопределенности.



Мало ли кто и как счастье представляет. Затем он отмел все, что можно расценить, как криминал. Хочешь ты попросить, например, денег. Очевидно, что в этом случае нельзя сказать: 'Хочу энную сумму денег'. Это полнейший примитив. А где я тебе их возьму, напечатаю? А если не печатать, то что, красть? Со многих банковских счетов отщипнуть по крохе? Или пусть кто-нибудь на мгновение разумом повредится и тебе эту сумму сам перечислит? Значит, просить надо по умному, как минимум, чтобы тебе предоставили возможность эти деньги честно заработать. Но для себя Семен давно уже решил, что не в деньгах счастье. Не факт, что большие деньги сделают твою жизнь лучше. Вот заработать для организации, это вариант приемлемый, но не совсем безопасный. Тут же желающие появятся, любители от чужого достатка отхватить. То же самое относится и к остальным материальным благам.



Ко второй группе он отнес желания, скажем так, не умные. Вечную жизнь только дурак попросить может, не зря же Господь этим Каина наказал. Вот если заказать себе отменное здоровье, то эта просьба окружающим ничем повредить не может. Но здоровья у него и так хватает, не калека. На будущее, что ли просить, железное здоровье до гробовой доски? Так это опять бессмертием попахивает. А что если заказать всеобщую к его персоне любовь? Вновь насилие над личностью получается, принуждать придется. Такое желание может и не исполниться.



Ох, Гедеон, и задал ты задачу. О чем не подумаешь, везде подводные камни вырисовываются. Можно, конечно, помочь кому-нибудь конкретно, ребенка больного вылечить, например. Ага, а потом увидеть другого, которому еще хуже, и мучаться от того, что поторопился. Отложить это дело надо, успокоиться, спешить-то некуда, сроков никто не назначал. Пусть первые впечатления улягутся, глядишь, жизнь сама и подскажет, как поступить.



Раньше, в ситуациях, когда требовалось принять трудное решение, такая тактика ему помогала. В этот же раз прием не сработал. Кубик, казалось, жег ему карман, оставить такую ценную вещь без присмотра он не решался. Мало ли что может случиться. Работать, как прежде он не мог, все мысли были заняты поиском такого желания, чтобы оно было желанием с большой буквы и сомнений в исполнении не вызывало. Но все, что ни приходило в голову, при тщательном рассмотрении оказывалось либо недостаточно весомым, либо неисполнимым.



По ночам Семена начала мучить бессонница. В результате, на работу он приходил полностью разбитым. Это не укрылось от немногочисленных сотрудников и постоянных волонтеров, которые относились к нему очень хорошо. Окружающие стали интересоваться, что за беда у шефа приключилась. Он отделывался от любопытных товарищей общими фразами. В семье так же начались проблемы, жена даже стала подозревать Семена в неискренности.



- Уж не появилась ли у тебя любовница? - Как-то спросила она, глядя на Семена недобрым взглядом.



- Да что ты, Софьюшка, какая любовница, ты же всегда мне верила.



- Тогда чего же ты весь такой вымотанный последнее время?



Пришлось Семену ей все рассказать. Вначале он не хотел взваливать на Софью эту, как выяснилось, тяжкую проблему. Но теперь решил, к кому же еще за помощью обратиться, если не к ней. Уже семь лет они живут, душа в душу, помогая друг другу во всем. Вроде, как и не честно получается, скрыл от нее такую важную новость.



- Смотри, родная, - Семен достал из кармана пиджака сияющий кубик, - вот она моя любовница.



Софья непонимающе взглянула на шкатулку.



- Ну и что в этой штуке такого страшного, что ты чуть не до ручки дошел?

Семен усадил супругу рядом с собой на диван и подробно рассказал все, что произошло за последнее время.



- Вот так и мучаюсь всю неделю. - Закончил он свое повествование.



Первое, что Софья уяснила сразу, это то, что никакой любовницы нет. Сложность решения проблемы с желанием, как и любой другой на ее месте, сразу не осознала. Что же тут трудного? Кто бы не рад был такой возможности? Проси, что душа пожелает.



- Понимаешь, милая, я же сказал тебе, эта вещь может исполнить только одно желание, но не всякое. Мало того, после этого она превратится в обыкновенный кубик, ничем не лучше тех, в которые дети играют. Вещь предназначена для исполнения одного единственного желания, как одноразовая петарда. Использовал и можно выбрасывать. Боюсь, мне эта задача не по силам. Большое добро сделать возможность имеется. Но как решить, какое?



- Не можешь, так найди кого-нибудь и отдай штучку, возможно, этот человек поумнее, или посмелее тебя окажется.



- А что, это выход. А то попрошу что-нибудь не то, потом всю оставшуюся жизнь жалеть буду. Так и с ума недолго сойти, буду до конца своих дней желать здоровья лечащему психиатру. Вон и Гедеон на поступок не решился, хоть и беден до крайности.



К вечеру решение созрело окончательно, надо найти достойного человека и передать исполнитель желания ему. Как только эта мысль полностью сформировалось в голове, перед глазами заискрилось и Семен, неожиданно для себя, оказался совсем в другом месте. Испуганно оглядываясь по сторонам, сообразил, что стоит на вечерней улице.



Мимо него, пряча глаза, торопливо шагают те, кто еще в состоянии чего-то стыдиться. Он опустил взгляд вниз и с удивлением отметил, что стоит на снегу босиком, упакованный в какие-то грязные обноски, вместо своей привычной одежды. Но больше всего он был поражен тем, что ему совсем не было холодно. Он понял, что не замерзнет и сможет простоять здесь столько, сколько потребуется.





Группа: Клуб любителей фантастических рассказов
Пожаловаться
Комментариев (1)
Mwalimu    06.02.2009, 21:42
Оценка:  0
Mwalimu
Отличный рассказ, с отличным сюжетом, и очень хорошей концовкой. Один из тех, который заставляет задуматься. Люблю такие :62:
Реклама