Закрыть
Все сервисы
Главная
Лента заметок
Теги
Группы
Рейтинги
DorogaDomoyЛента заметок группы: Дорога Домой

Дорога Домой. Книга 1 Часть 1 Продолжение 3

Отредактирована 29 августа´11 17:08 Просмотров: 482 Комментариев: 1

Поднявшись со скамьи, я посмотрела под ноги, иувидела, что брусчатка превратилась в тончайшее стекло. Внизу, в глубокомаквариуме, плавали очень красивые крупные золотые рыбки. Затем там оказалсяневероятной красоты бездонный океан, тоже наполненный рыбами неземной красоты.Несколько мгновений спустя аквариум вернулся, я увидела, что стою прямо наводе, но платье и ноги мои остались сухими. Еще через несколько мгновений вернуласьназад брусчатка.

Немного поодаль я увидела беседку из белоснежногомягкого мрамора. Посередине стоял большой стол, тоже из мрамора, обрамленныйсплошной скамьей по кругу, выложенной белыми подушками. Когда я вошла вбеседку, я услышала голос Пресвятой Богородицы:

– Слушай.

Раздалось негромкое храмовое пение. Это былимужские голоса непередаваемой, восхитительной красоты. Крышка столапревратилась в огромную книгу со страницами из толстого пергамента. Набранныйзолотыми выпуклыми буквами текст был на незнакомом языке. Пресвятая Богородицасказала:

– Святое Писание.

С огромным благоговением я перевернула однустраницу. На этом видение растаяло.

 

На следующий вечер, я читала книгу, полулежа надиване, и неожиданно снова увидела своих родителей. Матери было плохо, оналежала в постели, отец накапывал ей лекарство в стакан с водой. В ногах у материна постели сидел бес. Жутко выламываясь, он с непередаваемой радостью иудовольствием передразнивал ее – жеманно прикладывал руку ко лбу, вздыхал изакатывал глаза, изображая из себя умирающего. А бес отца стоял рядом и неотставал – с вытаращенными глазами он издевался над переживаниями отца и отчаянноего тоже передразнивал. Эти твари наслаждались каждым моментом жизни ничего неподозревающих несчастных людей.

 

В этот же день, на молитве, я оказалась возлепропасти – тележка стояла на прежнем месте. Чуть поодаль сидели три черных воронаогромных размеров, внимательно и со злобой посматривая на меня красными глазами,горящими углями. При мне была сумочка с зернышками и фляжка с водой.

На этот раз я спустилась в бездну еще ниже, миновавпо пути слой какой-то дымки, похожей на туманную завесу. На уступе, к которомуменя подвезла тележка, я увидела круглое отверстие в скале – вход в пещеру. Внутрибыло темно, но светящиеся камни на сумочке и фляжке освещали мне путь. Минутчерез пять я пришла в огромную абсолютно темную пещеру, около ста метроввысотой. Через несколько минут пещера осветилась сумеречным светом, передо мнойвнезапно появился пятнадцатиметровый бес. Уменьшившись до моих размеров, онпредложил:

– Давай поговорим? – кивнул на сумочку искомандовал:

– Дай.

– Нет, – ответила я.

– Я дам тебе богатства всего… – и осекся; онвспомнил, что я эти слова знаю.

– Нет, – повторила я.

– Я отдам души твоих родных, мучающихся здесь,– предложил он и добавил:

– А их здесь много,… и они очень страдают,… аты можешь им помочь.

Голос беса был очень тихим, очень убедительными донельзя вкрадчивым. Было ощущение, что через каждую клеточку моего тела он вползаетпрямо в душу. Заплакав от страха, я начала твердить:

– Нет, ни за что, никогда, – и обхватила сумочкуи фляжку обеими руками.

В это мгновение видение закончилось.

 

            Наследующий день я спустиласьна тележке ниже предыдущего раза – на уступе с трудом попала через узкий вход впещеру; около семи минут с трудом протискивалась вперед и пришла к  огромному круглому котловану в высокой пещере,наполненный какой-то смрадной шипящей жидкостью зеленого цвета, похожей накислоту. По краям котлована проходила дорожка шириной около метра. По дорожкенеторопливо прохаживался огромный бес. По всей окружности стены над котлованом сплошнойцепью висели люди, будто приклеенные. Прохаживаясь, бес внимательновсматривался в их лица. Время от времени останавливался перед кем-нибудь, испытываянепередаваемое удовольствие от ужаса потенциальной жертвы. Затем он выбралмужчину средних лет, обождал немного, резким взмахом лапы сорвал его и с силойзашвырнул на середину бассейна. Люди с ужасом наблюдали, как несчастный, отчаяннобарахтаясь, медленно растворился в жестоких мучениях.

Затем бес походил еще немного, выбрал очереднуюжертву, взял ее за голову одними кончиками пальцев и медленно окунул в бассейн.Подержал немного и также медленно вынул. Извиваясь от боли, человек попыталсяподняться по пальцам своего мучителя, но бес стряхнул его обратно с кривой брезгливойи одновременно довольной улыбкой.

 

            На следующий день, намолитве, я оказалась на пыльной глухой дороге в аду. Вокруг меня были невысокиемрачные горы и редкие пригорки без растительности. Весь окружающий пейзажосвещался огромным полыхающим заревом красного цвета по периметру горизонта. Воздух, с примесью пыли и смога, был очень тяжелым и горячим, дышать им можно былотолько с большим трудом. По дороге я пошла вперед, повернула за пригорок и неожиданновышла на берег моря.

День был пасмурный, зеленовато-голубая вода показаласьмне вначале чистой, но когда я подошла поближе, оказалось, что она мутная игрязная – в ней плавали какие-то ошметки, куски фекалий, что-то вроде блевотины,мелкий мусор и еще какие-то черные сгустки, похожие на нефть. Чуть поодальстояли строения, то ли пансионатов, то ли домов отдыха. Вначале они показались мнедовольно привлекательными – из светлого камня, под красными черепичнымикрышами. Но, когда, я присмотрелась, я поняла, что это какие-то заброшенныехибары из проржавевших листов металла, прогнивших досок, кусков грязногопластика и строительных отходов. Стояли эти хибары на полусгнивших сваях и былипохожи на курятники. Из-под хибар, прямо в море, жирными и густыми потокамимедленно вытекали нечистоты.

Из-за пригорка, по пыльной проселочной дороге,показалась широкая колонна людей с рюкзаками, чемоданами и сумками. Среди взрослыхбыло много подростков и детей. Одеты люди были как на курорте: шорты, панамки исандалии на босу ногу. Рядом с каждым человеком шел бес, ростом на голову выше.Оживленно беседуя между собой, они обнимали некоторых людей за плечи. Кривляясь,они корчили похабные рожи прямо им в лица, высовывая языки и передергиваясьтуловищами от удовольствия. Увы, люди их не видели, ничего не подозревая, они шлив радостном предвкушении отдыха.

Разделяясь на группы, отдыхающие скрывались влачугах, через время они выбегали с безумными воплями и с разбега бросались вводу. Выныривая, люди счастливо улыбались, жизнерадостно отфыркивались и незамечали, как по их лицам и телам медленно стекают нечистоты, попадая в глаза,уши и ротовые полости. Некоторые глотали эту мерзость вместе с водой. По берегус гиканьем и дикими выкриками носились бесы, всячески подзадоривая людей. Этобыло потрясающее зрелище, счастливы были все – и люди, и бесы.

Лежащую на лежаке молодую женщину подхватили двабеса; они смяли ее огромными лапами в круглый комок, похожий на мяч, и с дикимржанием начали пинать о землю. Немного дальше группа молодых людей играла в волейбол,между ними весело суетились бесы. Нападая на игравших, они били их по головам итуловищам, ставили подножки. Спотыкаясь на ровном месте, люди падали, но ничегоне понимали. Над их неуклюжестью потешались товарищи, а над всеми игроками злорадноухахатывались бесы, безпрестанно корча рожи и передергивались телами.

В море, неподалеку от берега, стояла красиваягорка, которая на самом деле была из проржавевшего донельзя металла. Взбираясь нанее по очереди, люди спускались вниз, где их ждал огромный бес. Широко раскрываяпасть, он глотал людей, мрачно ухмыляясь и громко отрыгивая. Никто не видел,что только что кто-то неожиданно пропал, каждый был занят своим развлечением.

Недалеко от берега молодой парень выписывалпируэты на гидроцикле. После неловкого поворота упал в море. К нему подплыла рыбаужасающих размеров, похожая на пиранью и мгновенно заглотила, громко срыгнув. Нои его исчезновение никто не заметил. Поднявшись на пригорок, я увидела новые массылюдей, растекающихся между пригорками и вливающихся в безчисленное множествохибар. Сосчитать людей было невозможно, это были сотни тысяч.

           

            На следующий день, намолитве, я снова увидела родителей, сидевших на кухне. Отец что-то ел, а матьчитала. На улице, за столиком возле мангала, о чем-то озадаченно переговаривалисьих бесы. С ними было еще двое, которые сочувствовали им и вроде как утешали.Как я поняла, их достает наша молитва.

 

В этот день, на молитве вечером, я снова оказаласьна пыльной глухой дороге, фляжка и сумочка были при мне. Вокруг меня были всете же мертвые горы и пригорки. Вскоре я услышала позади себя звукиприближающихся по земле саней. В сани была впряжена старенькая кляча.Поравнявшись со мной, повозка остановилась, кляча обернулась бесом, которыйпроцедил сквозь зубы:

– Садись, – и снова стал клячей.

Как только я села, сани тронулись с места.Вскоре кляча начала превращаться в шикарного коня, а сани – в прекраснуюкарету, я соскочила на землю и увидела, что стою на поле, похожее на поле вРаи, с золотыми коробочками. Однако от этого поля веяло зловещим ужасом, мертвящимдушу. Невдалеке был виден огромный белый замок с колоннами и анфиладами, но ничеговеличественного в нем не было, он был похож на наш, земной, тронутый временем. Какя поняла, мне нужно было попасть в этот замок.

Внутри замка я оказалась на большой открытойплощади. В центре ее, торцом ко мне, стоял огромный белый стол, уставленныйразличными яствами. По обе стороны стола стояли стулья. Во главе стола сиделбес, с виду какой-то начальник. У беса были волосы темного цвета иомерзительная морда. Кивнув, он указал мне на стул справа от себя. Когда яприсела, он неожиданно превратился в прекрасного юношу двадцати пяти лет с белокурымипрямыми волосами до шеи, но кончики его волос все же остались темными. Выгляделон как кинозвезда – холеный, гладкий и лоснящийся. Неожиданно от него пахнуло наменя плотским вожделением. И настолько сильным, что на мгновение я смутилась,но тут же взяла себя в руки. Кивнув на фляжку и сумочку, он спросил:

– Поговорим?

– Нет, – в категорической форме ответила я.

– У меня есть твои родственники, они нуждаютсяв твоей помощи, я могу их отпустить, – предложил он.

Напротив меня через стол появились мои покойныетети: Александра и Екатерина, и мужчина, которого я не узнала. Все они хорошовыглядели и были великолепно одеты. Когда же я возразила бесу, что я рабаБожия, и могу просить только Господа, и обе мои тети, и мужчина, оказалисьодетыми в какую-то потрепанную мешковину, лица их стали невообразимо изможденными,с глубочайшими морщинами и приобрели землистый цвет.

– Что, может, подумаешь? – поинтересовался бес,а родственники начали горячо просить меня о помощи.

– Нет, – не раздумывая, ответила я, – никогда!

Разозлившись, бес выхватил меч левой рукой и правойприжал голову сидящей поблизости тети к столу. Резко взмахнув мечом, он отсекее, она скатилась прямо в блюдо. Через секунду он рассек вторую тетю надвое, вместесо стулом. Обратившись ко мне, бес спросил:

– А ведь у тебя есть дочь?!

В светлом ореоле вверху я увидела свою дочь истоящего рядом беса – он резко ударил ее по животу. От удара и боли дочьсогнулась, но я повторила:

– Нет!

Вкрадчиво, бес мягко поинтересовался:

– А ведь у тебя есть еще и сын?

В другом ореоле я увидела сына мужа, возле котороготоже стоял бес. Обхватив руками голову юноши, он сильно сжал ее, и пареньзастонал от боли. Не в состоянии больше спокойно смотреть на все это, я заплакалаи сквозь рыдания повторяла:

– Нет, нет и нет, мы с мужем будем молиться!

– Кстати, давай поговорим о муже? – предложилбес.

– Все равно нет, мы будем молиться Господу, иОн нам поможет!

 Очень,очень вкрадчиво, крайне ласково и немного нараспев, бес поинтересовался:

– А вдруг не поможет?

– Нет.

– А ведь я могу и силой отобрать … – но я недала ему договорить, я подошла к нему и прокричала прямо в лицо:

– Нет, нет и нет! Никогда ты этого не получишь.Режь меня, рви части и делай что хочешь, но ты никогда и ничего не получишь!!!– от избытка чувств я вошла в исступление.

Оторопев, бес резко отпрянул, на этом видениезакончилось.

 

На следующий день, на молитве, я оказалась надлинной тенистой аллее в поместье Святого Преподобного Паисия Великого. Высокиекроны деревьев с идеально стройными стволами вверху смыкались, образуякуполообразный свод. Через несколько шагов у моих ног появилось небольшоеоблачко; я взошла на него, оно плавно полетело по аллее. Затем поднялось наверх,к кронам деревьев и я смогла коснуться листьев – все они были одинаковыми поразмеру и все как один необычайно красивыми, словно нарисованными, без единогоизъяна. На ощупь листья были мягкими и шелковистыми.

В конце аллеи, справа, возвышалось неизъяснимокрасивое здание, величественное и ослепительно белое, напоминающее Храм Божий.К зданию вела узкая дорожка, утопающая во всевозможных цветах удивительнойкрасоты. Свернув на дорожку, я увидела, что по ней струится чистая родниковаявода. Не поднимая брызг, я шла прямо по воде, обувь и платье оставались сухими.

Врата домашнего Храма Святого Паисия Великогобыли выполнены из резного синеного золота и украшены драгоценными камнями.Врата открылись сами, и я вошла внутрь. Дивной красоты ковер с многоцветнымирисунками устилал пол. Стены украшали фрески необыкновенно красивых красок с потрясающимэффектом трехмерности, настолько красивых и необычных, что объяснить и описатьих не могу. Через огромный холл я прошла к внутренним дверям из золота, которыетоже открылись сами и я оказалась в огромном зале потрясающих размеров. Прямопередо мной был иконостас, от пола и до потолка заполненный киотами с образамисвятых людей. На самом верху был очень большой ростовой образ Владыки Господа –Воскресение Христово. Вдоль иконостаса шла широкая солея. Все остальные стеныХрама тоже были в образах святых людей. Охваченная чувством благоговения, яспросила:

– Можно ли мне помолиться здесь?

– Можно, – позволила Пресвятая Богородица.

Опустившись на колени, я обратила внимание, чтопол выполнен из драгоценных камней разных цветов прямоугольной формы, слегкавыпуклых. Однако камни были мягкими, как ковер. Когда я закончила читать «Отченаш», образ Господа засветился непередаваемой красоты сиянием, а перед каждымобразом зажглась свеча. Весь Храм залился ярким, но очень мягким светом. Черезнекоторое время свечи погасли и снова стали невидимы. Поднявшись с колен, я попыталасьрассмотреть иконы, но это не удалось – лики святых были живыми и находились какбы в движении. Что это было на самом деле, яописать не могу, это невозможно описать или объяснить.

– Выбери, кому ты хочешь помолиться, – сказалаПресвятая Богородица.

Мысли начали разбегаться, но я вспомнила нашидомашние иконы и подумала о Святом Великомученике Пантелеимоне. В этот же моментиз нижнего ряда образов рядом со мной выдвинулся на несколько сантиметроввперед образ, на котором я увидела Святого Великомученика Пантелеимона. Лицо егобыло восхитительно правильной формы, сам же он был необыкновенно красив. Норассмотреть полностью Святого Пантелеимона было невозможно из-за его сияния,которое он источал. От святого человека одновременно исходили любовь, тепло,радость и умиротворение. Обратившись ко мне, Святой отче Пантелеимоне сказал:

– Подойди.

С большим благоговением я приблизилась и опустиласьна колени, попросила благословить. Осенив крестным знамением, он подал мне своюруку, к которой я приложилась и почувствовала легчайшее прикосновение и тепло.Рука же его была очень красивой и совершенной формы. Святой Пантелеимон открылнеземной красоты шкатулку, которую держал в левой руке. Омочив указательный палецправой руки в елее, он легкими касаниями начертал на моем челе крестноезнамение. В благодарность я низко поклонилась Святому Великомученику и оказаласьуже вне стен Храма.

Налево вела дорожка, утопающая в цветах; по нейя вышла на берег речного канала. У миниатюрного помостика из резного дерева былапричалена небольшая золотая лодочка с мачтой на носу, инкрустированнаядрагоценными камнями. Когда я взошла на лодочку, она даже не покачнулась. Намачте надулся легкий белоснежный парус, я поплыла вперед. Вскоре канал перешелв озеро. Преодолев его, я оказалась над живописным водопадом. Лодочка немного постоялана месте, чтобы я смогла насладиться пейзажем необыкновенной красоты, затем поплыладальше и остановилась у другого причала, неподалеку от водопада.

– Могу ли я посмотреть на водопад, – спросилая.

– Посмотри, – разрешила Пресвятая Богородица.

Водопад был около тридцати метров в ширину – водаровненькой ленточкой ниспадала вниз. Ниже, метрах в десяти, все было закрытолегкими белоснежными облаками. Мягко и ласково мне брызнула на щеку крупнаяпрохладная капелька. Возвращаясь назад, я увидела в нескольких шагах от водопаданизко летящую стайку райских птичек неземной красоты; они блестели на солнце,будто были из золота. Восемь очаровательнейших пичужек сели мне на руку, едваощутимо захватив кожу своими нежными коготками.

Пичужки с интересом и внимательно рассматривалименя темными глазками-бусинками. Не удержавшись, я погладила одну из них, подпальцами я почувствовала крохотную головку и шелковистое оперение. Испросивразрешения, я угостила птичек зернышками, прямо с ладошки. Подлетая по очереди,они аккуратно брали по зернышку и улетали. Когда я посмотрела, куда же они все направились,я увидела плавно подлетающих ко мне других четырех птичек – торжественно и сблагоговением несущих в своих золотых клювиках небольшой четырехугольный платочекза самые кончики. Очень бережно они положили его мне на руку.

Белого неземного цвета платочек был нетканен ипрозрачен. В центре его красными шелковистыми нитями был вышит образ ПресвятойБогородицы – "Самонаписавшаяся" с Богомладенцем на руках. ЛикБогомладенца и Царицы Небесной были вышиты золотом. Края тоже были вышитызолотом, а уголки – золотыми коронками. Платочек был живым – он не лежал наруке, как обычная ткань, он дышал и парил. Задумавшись, что мне делать с этимбезценным даром, я услышала голос Пресвятой Богородицы:

– Надень.

Повязав его на шею, я почувствовала легкоеприкосновение и ощутила, будто родилась в нем.

– Смотри, – сказала Царица Небесная.

На себе я увидела нательный крестик, источающийнеобыкновенное сияние. Горячо поблагодарив Пресвятую Богородицу, я осенила себякрестным знамением и неожиданно почувствовала какой-то предмет в левой ладони –это было восхитительное тоненькое золотое колечко с выгравированными словами:"Спаси и Сохрани". Гравировка излучала такое же необыкновенноесияние, как и крестик. Задумавшись, на какой палец одеть его, колечко сразу жеоказалось на безымянном пальце левой руки.

Горячо возблагодарив Пресвятую Богородицу ещераз, я направилась к  мраморной беседке срезными золотыми инкрустациями невдалеке. Посередине беседки стоял мраморныйстол, на белой круглой огибающей скамье лежали белоснежные подушки. Когда я присела,день плавно и величественно сменился поздним вечером. Небо усеялосьизумительными крупными золотыми звездами. Слева от меня зажглась череда подсвечиваемыхснизу фонтанов, уходящих далеко вдаль. Из фонтанов мягко струиласьрозово-голубая вода, переливаясь невообразимыми и непередаваемыми оттенками.Ближайший ко мне фонтан источал какую-то густую жидкость темно-красного цвета.Через мгновение я поняла, что это вино и подумала, что может мне позволят попробовать его и взглянула на стол. Там уже стоялнеописуемой красоты высокий кубок из золота, искусно инкрустированный драгоценнымикамнями. Струйка вина мягко влилась в подставленный кубок, не брызнув ни однойкапелькой, я сделала маленький глоточек.

Аромат спелого винограда, смешанный с запахомкаких-то необыкновенных цветов и меда, немного вскружил голову. Обдавая легкимтеплом, по мне сладчайшим медом растекался жар летнего солнца, несущий к каждойклеточке тела вкус винограда неземной сладости, настоянного на цветах и легкихпряностях. Через какие-то мгновения я наполнилась воздушной истомой, отдаленнонапоминающей земное состояние легчайшего охмеления. Обернувшись к столу, поставитькубок, я увидела огромное белоснежное блюдо, на котором лежала большая свежеиспеченнаярыба, напоминающая наш карп. Рыба была как нарисованная, непередаваемо красивая– покрытая золотистой корочкой, со струящимся легким паром. Задумавшись, можноли мне ее попробовать, я увидела справа от блюда небольшую золотую трезубуювилочку. Было интересно, как же ее можно есть, ведь рыба не была выпотрошена, наверноев ней остались внутренности. Отломив кусочек брюшка недалеко от головы, яувидела, что мясо рыбы, источающее необыкновенный свежеиспеченный запах, былочистым и белоснежным, внутренностей не было. Вкусив,я поняла, что ничего подобного никогда не ела – тончайший аромат разлился повсей полости рта. Кусочек рыбы медленно растворился, насытив меня полностью,как и один глоток вина.

От переполнивших менячувств я откинулась на спинку скамьи – небо прояснялось, на волшебную ночьнеторопливо наступал яркий солнечный день. В беседку влетели две райскиептички, в клювиках у них что-то было. Птички подлетели к моей правой руке инадели на нее золотой браслетик со светящейся надписью "Спаси иСохрани". Рассматривая его, я перевернула браслет и увидела другуюгравировку, излучающую такой же свет: – "Паисий".

Сердце мое было переполнено огромнойблагодарностью и любовью к этому необыкновенному святому человеку. И вдруг, состороны Храма, я увидела фигуру человека, источающую ослепительное сияние. Это былсам владелец поместья – Святой Преподобный Паисий Великий! … я вышла из беседкии пошла ему навстречу. Душа моя была переполнена безконечной радостью исчастьем. Опустившись на колени, я склонила голову перед святым человеком икаким-то образом почувствовала, что он протянул руки вперед, чтобы поднять меняс колен, но я даже не посмела об этом подумать. Святый отче Паисие Великийпригласил:

– Добро пожаловать!

Открыв глаза, я увидела, что его уже нет. Интуитивноя сделала несколько шагов вперед, к тому месту, на котором он только что стоял,и почувствовала нежный аромат ладана, фимиама и ощутила тепло священнослужителя,как некий фон, излучение. Несколько мгновений я стояла, насыщаясь силой отеческойлюбви и доброты Святого Преподобного

ПаисияВеликого.

От охватившего блаженства я подняла глаза и увиделагорний Город Иерусалим. Ослепительно величественный и огромный – он стоял высоков небе на огромном плоском облаке. От Города во все стороны белыми лучиками исходилобезчисленное множество дорог. По одной из них в сторону Города на большойскорости приближалась открытое ландо Святого Паисия Великого, запряженное втройку белоснежных лошадей.

Все это было необыкновенным и непохожим на то,что это вообще могло со мной произойти. Сегодня – день особого поминовенияэтого святого человека. Вечером, читая молитву Святому отче Паисию Великому, яочень ясно увидела его на престоле, среди Воинства Безплотных Сил Небесных и ВсехСвятых, они величали Святого Преподобного Паисия Великого.  

 

Вечером на молитве я оказалась в аду на пыльнойдороге, без фляжки и сумочки. Невдалеке от меня, повернувшись спиной, стоялрыжий бес, на голову выше меня ростом. Медленно виляя хвостом, он выдержалпаузу, затем слегка обернул ко мне морду, приклонил немного … и, меня пронзило– это же мой бес, приставленный ко мне! Вкрадчивым голосом и злорадно, онспросил:

– Узнала?

– Да, – ответила я и с горечью опустила глаза.

Подступив, бес начал медленно обходить меня вокруг,пристально всматриваясь в мои глаза. В его взгляде читалась ненависть, необузданнаязлобствующая хитрость и сладострастное упоение от близости беззащитной жертвы,которой некуда убежать. Поворачиваясь вслед за ним, я старалась выдержатьвзгляд, потом тихо констатировала, с появившимся внезапно чувством безстрашия:

– Что-то мне тебя мелкого дали.

Взвившись, бес изрыгнул из пасти огонь, но тутже овладел собой и пропел с ехидством:

 – Ой-ой-ой!

С ужасом я вспомнила, что именно так, иногда вшутку, я отвечала разным людям, в том числе и своим близким.

– Как же мне от тебя освободиться? – задумаласья.

Кривляясь, он ответил женским голосом:

– Так я тебе и сказала, – и я тут же вспомнила,что и эта фраза была у меня расхожей. Неожиданно внутренний голос подсказал:молитва. Опустившись на колени, я стала читать Богородичное правило, от меня сразуначало исходить легкое сияние; бес недоуменно попятился. Сияниераспространялось все дальше и дальше и неожиданно одним из своих лучиковкоснулось беса. Раздалось шипение, нечистый рухнул на землю, обратился вогромного толстого черного змея и юрко уполз, скрывшись из виду за секунду.

 

На следующий день, я снова оказалась на пыльнойдороге в аду, при мне была сумочка и фляжка. Справа в воздухе в красном заревена высоте птичьего полета стоял трон. На нем сидел важного вида бес в короне имантии, а вокруг него стояло множество бесов «рангом» поменьше. Окинув менявзглядом, главный бес приказал:

– Стой.

Быстро опустившись, он сошел на землю ипредложил:

– Давай, за десять душ одно зернышко?

– Нет.

– Двадцать?

– Нет.

– Тридцать?

– Нет.

Развернувшись, «князь» пошел вперед, мнепришлось последовать за ним. Через какое-то время мы оказались на краю пропасти– бездонной расщелины около пятидесяти метров в ширину. Далеко внизу полыхалогонь, извергая нестерпимый жар. Над расщелиной пролегал крепко натянутый канат,похожий на школьный. Не покачнувшись, главный бес уверенно пошел вперед, ловко обхватываяканат лапами, похожими на обезьяньи, с длинными пятисантиметровыми когтями.Перебравшись на противоположную сторону, «князь» повернулся, подождал немного испросил с издевкой:

– Испугалась?

Страх настолько парализовал меня, я не могла дажес места тронуться; внутренний голос подсказал:

– Молитва.

Читая Богородичное правило, я оградила себякрестным знамением и пошла по воздуху, в полуметре над канатом. Непрерывно читаяправило, стараясь не смотреть вниз, я перешла пропасть. С трудом скрывая раздражение,бес со злостью отвернулся и пошел дальше. Через несколько шагов остановился ибросил:

– Подумай о тех, кого ты можешь спасти.

– Нет.

И «князь» пошел дальше, а я увидела под егоногами длинную вереницу людей, стоявших на четвереньках, друг к другу боком,среди которых были и подростки. С огромным, непередаваемым сладострастием впиваясьв спины людей когтями, бес с силой выворачивал лапы, стараясь каждым движениемдоставить максимум боли – люди стонали, взывали и молили о помощи. Черезнесколько шагов бес повторил вопрос, но я снова отказалась, он пошел дальше, а черезнесколько шагов укорил меня:

– А ведь среди них есть и дети.

С ужасом я увидела, что вокруг меня по грязнойземле ползают грудные дети, тянущие ко мне свои ручки, перепачканные пылью. Плакалиони так горько, как плачут малыши, оторванные от мамы. Взяв себя в руки, ясказала:

– Нет.

В мгновение ока главный бес оказался рядом смной, подхватил ближайшего младенца и одним ударом лапы разрубил его надвое, а затемотшвырнул в сторону.

– Никогда! – ответила я и зарыдала от ужасапроисходящего.

 

После  молитвы, во время чтения вечернего правила, ячто-то почувствовала. Обернувшись немного назад и скосив глаза, я увидела стоявшихза нами бесов наяву – их было около пятнадцати, целая толпа! Злобно скрежещазубами, они горели к нам лютой ненавистью. Ужаснувшись, я сказала мужу; мыначали читать: "Да воскреснет Бог, и расточатся врази Его …", окропляявсе комнаты святой водой, но бесы только отступили – они были где-то рядом, я ихчувствовала.

 

С этого момента, мне даливозможность видеть нечистых наяву и мир стал для меня безповоротно другим. Конечно,мы понимали: все, что мы получили, не было нами заслужено и не было намивыстрадано, как святыми людьми, вставшими на путь служения Господу. Понимали мытакже и то, что отказ от многих мирских благ – это только начало. Теперь намнужно ежедневной тяжелой и упорной борьбой непрестанно очищать наши сердца отстрастей и соблазнов, и возрастать духовно.

Первое время мы долгонедоумевали, почему именно мы? Почему именно нам столько всего дано? Да, мы отказалисьот многого. Да, мы пытаемся бороться с искушениями, но мы же тольконовоначальные, ведь мы в самом начале пути? Недоумевая и ломая головы, мыпытались найти ответ на этот вопрос, пока не осознали очевидное – это жеПромысел Божий. Как можно понять его человеку? Как может творение понять Творца?У Владыки Господа все необычайно прекрасно, слаженно, гармонично и божественно –все расписано по секундам, до самого Страшного Суда! Почитайте видение Страшного Суда Христова, бывшее Григорию,ученику преподобного Василия Нового  и вы поймете, что Промысел Божий величественнонеобъятен и неосязаем человеком («Посмертные мытарства души и Страшный СудБожий»).

 

Сегодня мы начали молиться за детей, чтобыГосподь наставил их на путь истинный и обратил к вере. Во время молитвы яувидела стоявшего рядом с дочерью беса, а она в это время сидела закомпьютером. Всматриваясь в монитор, бес довольно ухмылялся. Потом я увиделабеса нашего сына, который был пострашнее – его глаза горели красными углями.

 

На следующий день я оказалась перед владениямиСвятого Праведного Паисия Великого. Яркое мягкое солнце стояло высоко в зените.Через короткое время из ворот поместья выехала карета Святого Паисия Великого,огромная, из резного золота, инкрустированная многочисленными каменьями, иостановилась передо мной, дверь неслышно и широко распахнулась. Взойдя по откинувшимсяступенькам, я попала внутрь и утонула в мягчайших кожаных светлых подушках. Оченьплавно и быстро экипаж взмыл ввысь. День сменился ночью, карета началаописывать дугу над владениями Святого Паисия – меня потрясли размеры поместья.Это был целый огромный город! Внизу все было залито огнями; по всему периметру яркоподсвечиваемой городской стены стояли величественные остроконечные башни. Многочисленныездания, парки, фонтаны и неизвестные мне невообразимой красоты сооружения непросто поражали воображение – они отняли у меня дар речи!

Описав полный круг, экипаж опустился на землюперед вратами и остановился. Через секунду он скрылся. Белоснежная облачнаядымка плавно затянула стены поместья. Стало немного грустно. Из облака вылетеларайская птичка – ободрить меня и развеять грусть. Замерев на мгновение прямопередо мной, она несколько раз взмахнула мне на прощание золотыми крылышками и скрыласьв дымке.

 

На следующий день, мы молились ко ПресвятойБогородице с прошением о  дожде,поскольку в Москве, да и почти во всей России была выжжена уже не только трава,но и многие деревья – листья на них пожухли, как осенью. Высоко в небе на облаке,я увидела Господа нашего Иисуса Христа со всем воинством Небесным. Справа отВладыки стоял Архангел Михаил, со щитом в левой руке и очень длинным золотыммечом в правой. Негромким, но доносящимся отовсюду и очень грозным голосом, откоторого по всему телу пошли мурашки, Архистратиг Михаил сказал:

– Совсем Господа забыли! Покайтесь! – поднял высоконад собой меч и добавил, еще более грозно:

– Это только начало!

Сразу после этого я увидела короткое видение – сожженнуюдотла русскую деревню, многочисленные остовы домов на пепелищах. Немного спустяАрхистратиг Михаил сказал:

– Будут наводнения.

И я увидела следующее короткое видение, будто свысоты полета вертолета – огромные площади подтопленных русских лесов, примернона полтора метра.

Предположив, что я уже окончательно брежу, явзмолилась ко Пресвятой Богородице:

– Владычице моя и Госпоже, прости меня грешную,наверное я все это придумываю себе? – и услышала голос Царицы Небесной:

– Не греши.

– Но ведь я самая обыкновенная женщина, какихмного, такие откровения доступны ведь только святым людям?

– Не только.

– Но почему именно я, почему именно мне оказанатакая честь?

– твое сердце, – сказала Пресвятая Богородица.

           

После этого видения мы с мужемразговорились о том, что все мы овечки Пастыря нашего, Господа Иисуса Христа. Отом, что все люди действительно похожи на овец – такие же безтолковые ибезпокойные; мы все разбредаемся в разные стороны при первом удобном случае ибез Пастыря нам жить нельзя, мы просто погибнем. И вот, нам дано было убедиться в этомеще раз.

 

На молитве я оказалась на дороге, ведущей впоместье Святого Праведного Паисия Великого, но оно была уже скрыто плотнойстеной облаков. На мне было воздушное желтое платье, волосы были заплетены вдве тугие косы, под легкой шалью мои волосы охватывал тоненький золотой обруч.Наслаждалась пейзажем, воздухом и разливающейся вокруг благодатью, я увиделаягненка – он подбежал ко мне, прижался к моим ногам и замер. Ягненочек был какнарисованный, он был безупречно чистым и абсолютно белым, с карими выразительнейшимии умнейшими глазками. Запустив руки в мягкую шерсть, я провела рукой и ощутилавосхитительную ее шелковистость. Обернувшись по сторонам в поисках хозяина, яувидела приближающуюся большую отару. Послушно двигаясь в одном направлении,они не толкались и не разбредались. С посохом в руке, посреди них величественношел прекрасный стройный юноша в белой тунике и сандалиях, источая сияние, и улыбаясь.Овечки вели себя необычайно спокойно; проходя мимо, они с интересомпосматривали на меня. Это было восхитительное, завораживающее зрелище. Черезнесколько минут и Ангел, и отара овечек, скрылись в белоснежном облаке.

Затем я увидела перед собой монаха с закрытымиглазами, стоявшего в метре от земли в воздухе; на вид ему было около семидесяти.Еще через время, тоже в воздухе, я увидела великолепного мужа тридцати лет вбелых одеждах, от которого исходило необыкновенное сияние – сияние жителяГорнего Иерусалима. Потом я обратила внимание, что уже и сама стою в воздухе,но в полуметре от земли. И я задумалась: как же мне пойти по нему? Пришламысль, что нужно молиться, читать Богородичное правило. Читая правило, я пошлапо воздуху – это было невероятное, непередаваемое чувство, я не могла поверить,что могу идти и иду по воздуху! Вспомнив монаха, я поняла, что молитва, пост ивоздержание могут человеку дать то, о чем он мечтает: жизнь вечную, в вечном блаженствеи вечной любви. Через время я вернулась на поле.

Сегодня на мне было платье необыкновенной красотыиз нерукотворной ткани – ослепительно белого цвета. Всю поверхность тканиокутывала тончайшая паутинка из золота. Широкие манжеты платья были украшенынекрупными бриллиантами. Сандалики на ногах были изготовлены из белого золота,а тесемочки-паутинки были усыпаны мелкими бриллиантами.

Позади меня была живописная проселочнаядорожка, чистенькая и приятная. Дорога передо мной была вымощена крупными драгоценнымикамнями с половину ладошки. Камни были разных цветов и оттенков, среди которыхя узнала рубины, изумруды и сапфиры. Обочины дороги были выложены бриллиантамилегкого прозрачного желтоватого цвета около трех сантиметров в диаметре.Пролегая через поля, дорога уходила за горизонт. Вокруг очень плавно ивеличественно начало темнеть. Наступила летняя звездная ночь. Каждый камушек изнутриозарился мягким, но ярким светом. Особенно завораживали бриллианты – ониисточали чистое сияние легкого желтого оттенка, придавая окружающему пейзажу сказочнуюкрасоту и нарядность.

Откуда-то сверху, прямо с неба, примчался необыкновенныйэкипаж – огромная карета из белого золота, усыпанная светящимися бриллиантами,запряженная в тройку ослепительно белых лошадей, в полтора раза более крупных,чем наши. Экипаж и лошади были неземными, ни рассмотреть их толком, ни темболее описать, я не могу. Управлял экипажем прекраснейший Ангел. ПресвятаяБогородица сказала:

– Это твой Ангел Хранитель.

Низко, очень низко я поклонилась, Ангел жевеличественным жестом благословил меня. Забравшись внутрь, я утонула в подушках– меня обволокла необычайная мягкость и нега. Экипаж плавно взмыл высоко внебо, в два раза выше высоты птичьего полета. Минут через пять я увидела справаот себя голубые огни необычно красивейшего города.

– Чей же это город? – подумала я.

– Иоанна, – сказала Пресвятая Богородица.

– Кронштадтского, – добавил внутренний голос.

Экипаж повернул к городу и пролетел над ним,чтобы я могла увидеть все великолепие поместья этого святого человека в ночномосвещении. Через несколько минут я увидела другое поместье, такое жевеликолепное, но подсвеченное розовыми огнями, залитое розовым светом.Пресвятая Богородица сказала:

– Матроны.

– Московской, – дополнил внутренний голос.

Экипаж стал описывать дугу, поворачивая назад, яувидела величественное повсеместное зарево от многого множества поместий,расположенных повсюду далее. Вернувшись на землю, мы оказались перед домом моейбабушки, которая меня уже ожидала. Бабушка села рядом и улыбнулась, она светиласьбезмятежной радостью и любовью. Экипаж стремительно взмыл ввысь, бабушкасмотрела на проплывающие мимо великолепные райские обители, а я не моглаоторвать от нее взгляда и в порыве чувств взяла ее за руку. Во всемпроисходящем все было невероятным и невозможным – мы были молодыми, мы быливместе и нас связывало чувство безмерной любви. Вскоре мы вернулись, бабушка благословиламеня, мы попрощались. Экипаж взмыл в небо и примчал меня на дорогу, на место, откуданачалось это необыкновенное путешествие. Через несколько мгновений волшебная карета,вместе с необычайно прекрасными лошадьми, растаяла в высотах солнечного неба.

 

На следующий день я оказалась на дороге скамнями – дорожные камни сверкали при свете яркого солнечного дня. Наслаждаясьокружающими красотами, я медленно пошла вперед. Неожиданно из бриллиантов вверхподнялись струйки воды, образовавшие собой невысокий тоненький свод, купол.Перетекая и мягко струясь, вода мелодично журчала, это было невероятновпечатляющее зрелище! Вокруг меня расстилалось поле, справа – усыпанное синимицветами, а слева – желтыми; я спросила у Пресвятой Богородицы:

– Можно ли посмотреть цветы?

Водяной купол воды сложился обратно вбриллианты, вначале я пошла направо. По колено высокие, неимоверно красивые цветыотдаленно напоминали наши васильки; они были насыщенного, сине-голубого цвета, правильнойформы, одинакового размера и все росли на одинаковом между собой расстоянии.

Затем я пошла на поле с желтыми цветами, росшиминебольшими кустиками – они были по щиколотку и чем-то напоминали фиалки. Эти цветытоже были одинакового размера и росли также на одинаковом расстоянии, расстилаясьпо полю нежным ковром. Вид поля был настолько безмятежным, что хотелось лечь наэтот ковер и пролежать там целый день.

Вернувшись на дорогу, я не смогла удержаться,чтобы не полюбоваться великолепием драгоценных камней, от них просто невозможнобыло оторваться. Особенно мне нравились бриллианты, украшающие обочины.

– Возьми, – услышала я голос ПресвятойБогородицы.

– Как же я могу нарушить эту красоту, – подумалая и ко мне неожиданно подкатился бриллиантик. Когда я открыла сумочку, чтобыположить его, я обнаружила там еще одно отделение, в котором уже лежали другиекамушки – зеленые, красные и синие.

 

            На следующий день, намолитве за детей  я увидела короткоевидение – беса нашей дочери, он вскочил как ужаленный и вскрикнул:

– опять?!

 

На вечерней молитве я оказалась на пыльнойдороге в аду и пошла по ней вперед. Слева, на обочине, я увидела обшарпаннуюбелую скамью, похожую на старинную, и поняла, что мне нужно на нее присесть. Сидениескамьи от раскаленного воздуха было горячим. Через минуту земля подо мной сталакруглая как шар и прозрачная как стекло. Под стеклом, полыхая багряными, синимии зелеными заревами, зловещими огнями горел огромный, безкрайний, безмерный ибездонный мир зла. В каждом уголочке его кипела жизнь – отовсюду доносилисьстоны, крики и рыдания. Мир ада потрясал человеческое воображение своимимасштабами.

Неожиданно я услышала какое-то едва различимое бряцаниеи шарканье. Видение под ногами закрылось, пыльная земля с невысокими горамивернулась на место. Взглянув в сторону, откуда раздавались звуки, я увиделабабку – каргу в черном платье с опущенным капюшоном, полностью закрывающимголову и лицо. Прошаркав к скамье, бабка села справа очень близко, в полуметреот меня.

Что-то жуткое и кошмарно зловещее исходило отэтой бабки. Ужас начал вкрадываться в каждую клеточку моего тела и постепенно заполнялего, с каждой секундой все увеличиваясь и увеличиваясь. Что именно происходит, яне поняла, но мне стало настолько страшно и жутко, что начала кружиться головакак перед обмороком. Воля моя была подавлена, я не могла овладеть собой, этобыл безконечный, холодящий душу вселенский ужас…

Группа: Дорога Домой
Теги: продолжение, часть
Пожаловаться
Комментариев (1)
i-unistream    08.12.2011, 23:17
Оценка:  0
i-unistream
Помощь близким сегодня - это легко! Просто отошлите немного денег на счёт детского дома или ребёнка, нуждающегося в операции! Для этого даже не нужно выходить из дому! Вся Германия доверяет денежным переводам http://germany.unistream.com !
Реклама